Эпидемии в Средние века

Пандемия… Карантин…  Слова, которые  вошли в нашу жизнь в уходящем году настолько прочно, насколько и изменили нашу повседневную жизнь.  Но все-таки мы живем в 21 веке,  и наши ученые уже за такое короткое время (меньше года) уже многое узнали про возбудитель,  предлагают  миру различные способы борьбы с ним, а так же возможно подошли вплотную  к победе путем вакцинации. А вот как переживали пандемии в другие времена? Какие инфекции их вызывали? Какие последствия они имели? Какое развитие получила наука, обогатившаяся этим опытом? Попробуем совершить путешествие по тем временам и ответить на эти вопросы. 

На протяжении  тысяч лет существования цивилиза­ций люди сталкивались с большим количеством эпидемий. Оспа, корь, сифилис, холера, сыпной тиф, грипп… Некоторые из этих болезней были настолько масштабными, что приводили к  исчезновению целых государств или регионов. Например, население Гавайских островов, открытых в 1778 году  Джеймсом  Куком умень­шилось  с полу­миллиона человек примерно  до 80 тысяч всего лишь за семьдесят лет после появления там  европейцев.

Следует сказать отдельно, что в истории  было немало видов так называемого мора, о которых мы знаем только из опи­саний в устных преданиях, исторических хрониках и старин­ных меди­цинских трактатах, хотя некоторые из них так и остались для нас «неизвестными», т.к.  эти описания часто  были короткими и неполными. Например, из записей знахаря Галена и историка того времени Фукидида мы узнали, как первые эпидемии поразили Древнюю Грецию в 430 году до н.э., а Рим в 166 году. Изучая эти описания, современные вирусологи склоняются к тому, что это могли быть  первые вспышки эпидемии натуральной оспы, в течение  которой в Римской империи погибло  несколько миллионов человек.

вирус натуральной оспы под микроскопом*

Наши соотечественники ученые-микробиологи из Новосибирска  Игорь  и Ирина Бабкины из Института химической биологии и фундаментальной медицины РАН (ИХБФМ СО РАН), применив  геномный  анализ,  назвали дату возникновения вируса натуральной оспы — 3000–4000 лет назад, а место его возникновения — восточная Африка. Выйдя за пределы  африканского континента около двух тысяч лет назад, вирус оспы начал свое  шествие по миру.  Это заболевание поразило настолько большое количество людей, что именно отсутствие шрамов, остающихся у перенесших болезнь, расценивалось полицией как улика для поиска подозреваемого. В Европе от оспы умирал каждый восьмой заразившийся, а среди детей смертность  была еще выше и достигала 30%. Но даже это было мало по сравнению с последствиями распространения заболевания на американском континенте после открытия его Колумбом. Если иммунитет жителей Европы был хоть как-то знаком с заболеванием, то для коренного населения Америки  завезенный вирус оказался абсолютно новым и смертельно опасным  — в некоторых племенах от оспы умерло  до 80-90% заразившихся. По сути это было  своеобразное биологическое оружие.

Первые попытки справиться с  оспой  предпринимались в Индии и Китае еще в VIII-X веках, когда лекари  искали такого  больного, у которого болезнь протекала в слабой форме, и   заражали этим  «ослабленным» инфекционным агентом  здоровых, в надежде , что и у него болезнь будет протекать также легко. До  Европы этот способ дошел только к началу XVIII века. При этом были  получены довольно спорные результаты, т.к. все-таки был  небольшой процент людей, у  которых прививка не предотвращала,  а наоборот, заражала и даже могла привести к смертельному исходу. Привитые  люди  становились сами источниками  болезни,  и  это порой  приводило к вспышкам эпидемии. Несмотря на то, что вплоть до XVIII века люди еще не могли открыть причину возникновения этого заболевания, т.к. этого не позволял уровень развития оптики в то время, ученые все-таки могли на основе своих опытов и наблюдений открыть эффект вакцинации.

Настоящий прорыв был достигнут с открытием  принципиально другого способа вакцинации.  Английский врач Э. Дженнер начал прививать пациентам вакцину коровьей оспы. Этот вирус, как оказалось, также вызывал иммунитет от «настоящей» оспы,  но при этом был неопасен для человека. Путь совершенствования вакцинации занял больше 200 лет. Ко второй половине 20 века в развитых странах он был побежден.  Но ВОЗ поставила целью избавить все человечество от этого заболевания и, потратив на эту программу 1.2 млрд долларов с 1967 года за 10 лет пришла к победе. Последний зафиксированный случай натуральной оспы датируется 1977 годом. В  1980 году было объявлено о окончательной  победе  человечества в этом поединке. Сегодня вирус натуральной оспы под строгим контролем сохраняется в двух лабораториях: в Центре по контролю заболеваний (CDC, Атланта, США) и в Научном центре вирусологии и биотехнологии «Вектор» (Кольцово, Россия).

чумная палочка под микроскопом**

Но не все истории борьбы человека с инфекций заканчивались с таким триумфом. В длинном ряду этих историй  «почетное» место занимает чума  . Ведь она воспринима­лась  человеком как само олицетворение мора и даже ее название на латы­ни — pestis  переводится как «бич», «бедствие», «гибель». 
Историки выделяют три больших волны, собственно пандемии, связанных с этой «черной смертью». Первая, начавшись в Центральной Азии в середине VI века, в прав­ление импера­тора Юсти­ниана I, достигла столицы Визан­тийской империи Константино­поля. Мор разнесся по всему Средиземноморью, Север­ной Африке и другим землям. Отдельные вспышки продолжались до сере­дины VIII века. Потом чума затихла на несколько веков  и вновь дала о себе знать  в середине XIV века. Вторая пандемия, видимо, началась в 1330-х годах в Китае и распространилась по  Великому шелковому пути в генуэзский порт Кафа в Крыму, а затем с торговыми судами в 1347 году достигла Сицилии. Поразив сначала юг Италии, чума в 1348–1352 годах распространилась  по всей Европе, вплоть до Англии, Скандинавии и даже далеких русских княжеств. По оценкам историков, население Европы сократилось в это время на треть, а какие-то местности и города просто опустели.

Нанеся такой сильный удар по Европе, чума не ушла из нее навсегда, а  продолжала периоди­чески возвра­щаться вплоть до XVIII века. Вспышки случались довольно часто, но со временем полученный опыт предыдущих эпидемий кое-чему научил правителей. Люди поняли, что главным механизмом распространения являются близкие контакты и большие скопления людей. Поэтому пораженные города изолировали, их охраняли военные не столько от посещений извне, сколько для гарантии того, что оттуда никто не выйдет и не передаст заразу дальше. Были организованы поставки провианта, помощи с медикаментами, но изоляция продолжалась до полного исчезновения болезни в закрытом городе.

 

Истории  с эпидемиями именно чумы мы обязаны появлением в нашем лексиконе некоторых слов. Главной и единственной эффектив­ной мерой в то время признавалась  изоляция заболевших или самоизоляция тех, кто еще здоров. Поэто­му с древ­ности во вре­мя эпидемий города закрывали, а на пути путешественников выставляли заслоны. В 1377 году в порту Рагуза (сейчас Дубровник) на Адриатическом море были введены меры, призванные защитить город от чумы. Все кораб­ли, прибывав­шие из зара­женных или потенциаль­но заразных мест, должны были тридцать дней выжидать, прежде чем их команде разрешали сойти на берег. Этот период изоляции назвали   trentina (от итальянского слова trenta — «тридцать»). Для тех, кто прибывал в город по суше, этот период составлял сорок (quaranta) дней. Отсюда пошло всем знакомое  слово «карантин». В даль­нейшем такие меры распространились и на другие порты.

В 1423 году на островке рядом с самой Венецией создали специальную карантинную станцию, где расположился изолятор для подозрительных приезжих и больных чумой. Поскольку на острове издавна располагалась церковь Святой Марии Назаретской, а одним из небесных за­щит­ников зачумленных считали святого Лазаря, это место стало известно как Lazzaretto. Отсюда знакомое нам слово «лазарет». Прослеживается влияние чумы даже на строительство. После перенесенного пожара города реконструи­ровали, увеличив ширину улиц, чтобы во время следующего мора заразе было труднее распространиться

В 1771 году чума разразилась и  в Москве. Именно жесткий надзор военных на границе, выставление заслонов,  позволили избежать распространения чумы на другие города России. А вот вспышки на территории Османской империи продолжались до конца XIX века.

Третья волна началась с Китая в середине XIX века, а угасла только в 1920-х: из Азии чума с корабельными крысами проникла в Индию, таким же путем она попала в порты Се­вер­ной и Южной Америки, на восточное и западное побережье Африки и в прибрежные районы Юго-Восточной Азии. Число  жертв этой волны оценивают примерно в 12 миллионов человек (для сравнения: эпидемия испанского грип­па в 1918–1920 годах  унесла около 50 миллионов).

Причина возникновения чумы  и виновник  этих эпидемии — это палочко­видная бактерия (бацилла), которая получила название Yersinia pestis. Человек оказался лишь случайной  жертвой,  подвернувшейся  ей во время  эволю­ционной борьбы за выжива­ние. Еще  итальянский врач Джироламо Фракас­торо в трак­тате «О контагии, контагиозных болезнях и лече­нии», вышедшем в 1546 году, предположил, что болезни, которые сегодня называются инфекционными, могут переноситься какими-то крошеч­ными «семена­ми». Однако без микроскопа доказать это было нельзя. Обна­ружили эту бактерию только  в 1894 году во время вспышки эпидемии в Гон­конге. Швейцарский и французский бактериолог Александр Йерсен и японский врач Китасато Сибаса­буро независимо друг от друга выделили ее  из тканей больных.

В природе чумная бактерия живет в орга­низмах зверей, прежде всего грызунов: мышей, крыс, сурков, сусликов. В средневековой Европе главным распрос­тра­нителем эпидемии были черные крысы.  Иногда,  в основном через укусы блох, которые до этого питались кровью зараженного животного, она передается чело­веку. Попадая в кровь, иерсиния  проникает в лим­фатические узлы и начинает там размножаться с огромной скоростью. Узлы набу­хают, отвердевают и превра­ща­ют­ся в болезнен­ный бубон. Его содержимое инфицирует всю крове­носную систему, и человек, если не приме­нять современную терапию, с большой веро­ят­ностью умирает от общей интоксикации.  

При другом развитии болезни бактерии попадают в легкие, поражают их , и когда больной кашляет, микроскопи­ческие капельки распространяют бесчисленное число бактерий. Избежать заражения после нахождения рядом с таким больным  прак­тически невозможно. Именно поэтому легочная чума выка­ши­вала средневековые города, почти не оставляя выживших. До появле­ния антибиотиков бубонная форма болезни убивала 60–70 % заболевших, а легочная не оставляла шансов на выживание почти никому. Но уже в 1897 году эпидемиолог и  бактериолог Владимир Хавкин (уроженец Одессы, который в юности эмигрировал в Европу) во вре­мя эпидемии в Британской Индии создал первую противочумную вакцину.

холерный вибрион под микроскопом***

Эпидемии пользуются дорогами, мостами, кораблями, поездами и самолетами, которые мы создаем, чтобы ускорить коммуникации между городами, регио­нами, странами или континентами. Но вместе с этим мы помогаем увеличить скорость распространения различных инфекций, которые раньше вообще не могли перебраться на другой континент.  Хорошим примером служит следующая смерто­носная инфекция — холера.

Она давно была распространена в Индии. И хотя в XVI веке португальцы создали там свои колонии, до Европы болезнь долго не добиралась. Лишь в первой половине XIX века эпидемии вспыхивают в России, Франции, Англии и даже в Америке. Вероятно, дело было именно  в скорости и интен­сивности коммуникаций. Вспышки холеры сами быстро затухают через несколько недель, если у бактерии заканчи­ваются новые жертвы. Старинные суда шли очень мед­ленно, и инфек­ция была не способна пере­жить морское странствие. Более быстрые кораб­ли, построенные в XIX веке, изобретение пароходов и открытие Суэцкого канала, связавшего Индийский океан со Среди­земным морем, позво­лили ей путешествовать с полным комфортом. За прогресс приходится распла­чиваться.

Точно так же улучшение и ускорение коммуникаций в наше время позволило коронавирусу распространиться на все континенты и достичь небывалого размаха пандемии. Последующее закрытие всех границ уже не привело к остановке распространения вируса, и на данный момент пандемия еще в самом разгаре. Мы искренне надеемся, что коллективный разум всех ученых мира скоро решит и эту трудную задачу, которую нам преподнесла сама природа.

Используемые фотографии в тексте:

*By Photo Credit=Content Providers= CDC/ Courtesy of Larry Stauffer, Oregon State Public Health Laboratory – Transferred from en.wikipedia to Commons by Fvasconcellos.This media comes from the Centers for Disease Control and Prevention’s Public Health Image Library (PHIL), with identification Автор: Photo Credit:Content Providers(s): CDC/ Dr. Fred Murphy; Sylvia Whitfield – This media comes from the Centers for Disease Control and Prevention’s Public Health Image Library (PHIL), with identification number #1849. https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=1214308
**By Photo Credit=Content Providers= CDC/ Courtesy of Larry Stauffer, Oregon State Public Health Laboratory – Transferred from en.wikipedia to Commons by Fvasconcellos.This media comes from the Centers for Disease Control and Prevention’s Public Health Image Library (PHIL), with identification number #1918.https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=4036692
***Copyrighted free use, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=197609

68927740